Мир и двери

Демиурги Мазукта и Шамбамбукли сидели в чистилище и перебирали человеческие души. Они доставали их по одной из большой корзины и раскладывали по маленьким кучкам.
-Хороший урожай,- довольно заметил Мазукта.- Одна в одну!
-Ну, не совсем,- возразил Шамбамбукли, разглядывая очередную душу.- Смотри, мелкая какая.
Он метелкой отряхнул с души ордена и медали и бросил в одну из общих куч.

-Странно как-то,- пробормотал он, нахмурив брови.- Откуда у него столько?
-О чём ты?- не понял Мазукта.
-Да вот, интересно получается. Все люди, в общем, примерно одинаковые. Чуть похуже, чуть получше, но в целом разнятся не сильно. И живут они тоже примерно одинаково, кому-то чуть полегче, кому-то тяжелее, но не намного. А вот встречаются иногда великие люди с великой душой — и у них почему-то всегда проблема на проблеме! На каждом шагу они от жизни получают по лбу! А с другой стороны, всякая мелочь паршивая, которой вроде и не положено, получает от жизни все блага и забот не знает. Почему так?
-Ну ты и вопросы задаёшь!- засмеялся Мазукта.- Ты что же, думаешь, этот мир был создан ради великих людей? Ну да, есть в нём и гении, и святые, но ведь не они составляют основную массу населения! Они исключения из правил, а мир рассчитан на человека среднестатистического, каких подавляющее большинство. Всё для их удобства… ну или почти всё.
-Это как с правшами и левшами?- догадался Шамбамбукли.
-Да, примерно,- кивнул Мазукта.- Техника, инструменты, даже дверные ручки — всё приспособлено под правую руку, а левшам приходится приспосабливаться самим. Вот и святые — как те же левши. Они не вписываются в картину мира, им здесь неудобно. Понимаешь?
-Понимаю.
-Правила создаются для людей средних. Средний рост, средний вес, средний достаток. Взять, например, такую вещь, как обычная дверь. Большинство людей проходит в любые двери без проблем, максимум слегка пригибая голову. А человек большого роста (равно как и великой души) либо получает постоянно по лбу, либо приучается кланяться. А что до разных, как ты говоришь, мелких паршивцев, то они и вовсе гуляют где хотят, и под закрытую дверь, если надо, протиснутся, и в замочную скважину пролезут. А уж в обычные двери, которые для всех, они проходят шеренгой, да ещё иногда и на чужих плечах.
Мазукта почесал подбородок и продолжил:
-Рано или поздно любой гений или святой устаёт всё время биться головой о притолоку. Некоторые начинают кланяться автоматически, перед каждой дверью. Некоторые сдаются и опускаются на четвереньки — тогда на них с большой вероятностью кто-нибудь запрыгивает верхом. Это нормально, обычная борьба за существование. Такова жизнь.
-И что, для гениев никакой надежды?
-Есть надежда,- неохотно признал Мазукта.- Иногда такое случается. Изредка, может быть, раз в поколение, находится человек, который будет всю жизнь биться головой о косяк, пока не сломает его. И в эту дверь после него уже легче пройти другому гению.

Источник.

One comment

  1. О Боже, опять они! Я их боюсь, т.к. никак не могу запомнить их имена, вследствие чего не хочу читать, но когда перебарываю себя, оказывается, что это интересно 🙂 Я когда-нибудь почитаю.
    Почитала, интересно 😉

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *